Последствия признания недействительным договора займа

Проблемы недействительности договора займа, на наш взгляд, заслуживают отдельного рассмотрения по той причине, что в судебно-арбитражной практике нередко встречаются случаи, когда в ответ на требование кредитора о возврате суммы займа (или определенного количества вещей, переданных взаймы) заемщиком выдвигается довод о недействительности договора займа (в том числе оформляемый встречным исковым заявлением). Недействительность (ничтожность) договора займа иногда констатируется и по инициативе судов, арбитражных судов. Кроме того, применение последствий недействительности договора займа сопряжено с определенными трудностями, связанными, в частности, с его возмездным характером.

При рассмотрении подобных споров, конечно же, учитывается то обстоятельство, что договор займа носит реальный характер. По этой же причине сделку займа можно считать состоявшейся лишь с момента передачи займодавцем денег или вещей, определяемых родовыми признаками и служащих объектом займа, заемщику. Только с этого момента договор займа (как сделка) приобретает черты юридического факта, который выступает в качестве необходимого основания соответствующего правоотношения — заемного обязательства, и, стало быть, только в этом случае можно оценивать данный юридический факт с точки зрения закона, т.е. соблюдения сторонами при совершении соответствующей сделки всех условий и требований, предъявляемых к ней законодательством.

В отличие от договоров консенсуальных, в отношении которых мы всегда имеем возможность четко развести во времени моменты их оценки и в качестве сделки (действительность или недействительность договора), и в качестве правоотношения (признание договора заключенным или незаключенным), оценка реального договора, каковым является договор займа, в обоих аспектах (и как сделки, и как правоотношения) должна осуществляться применительно к моменту передачи имущества, являющегося объектом займа, заемщику.

Иными словами, когда речь идет о консенсуальном договоре, должна соблюдаться определенная последовательность его оценки: сначала указанный договор оценивается как сделка, в результате чего мы должны получить ответ на вопрос о том, может ли данная сделка быть признана юридическим фактом, способным породить соответствующее правоотношение (договорное обязательство); только в случае положительного ответа на первый вопрос (при признании договора действительной сделкой) мы может оценивать само правоотношение (вернее, договор в аспекте «договор — правоотношение»), т.е. ответить на второй вопрос о том, содержит ли данное правоотношение — договорное обязательство все условия, необходимые для признания его существующим (достигнуто ли сторонами в надлежащей форме соглашение по всем существенным условиям договора). Таким образом, вопрос о признании договора заключенным или, напротив, незаключенным может быть поставлен и рассмотрен лишь в отношении договора, являющегося действительной сделкой.

Реальный характер договора займа означает, что основанием возникновения заемного обязательства является сложный состав: помимо достижения сторонами соответствующего соглашения (в необходимых случаях — в письменной форме) требуется также, чтобы на основе этого соглашения объект займа был передан заемщику. До этого момента мы не можем говорить о договоре займа ни как о сделке, порождающей заемное правоотношение (обязательство), ни как о самом правоотношении. Именно данным обстоятельством было продиктовано включение в ГК (ст. 812) нормы, наделяющей заемщика правом оспаривать договор займа по его безденежности. Правда, содержащаяся в данной статье (п. 3) норма о последствии доказательства факта безденежности договора займа (т.е. того обстоятельства, что деньги или другие вещи, служащие объектом займа, в действительности не передавались заемщику), а именно о признании такого договора незаключенным, не вполне точно отражает правовую природу категории «безденежность договора займа». В этом случае правильнее было бы говорить о признании договора займа (в качестве сделки) несостоявшимся, поскольку речь идет именно о том, что отсутствует основание возникновения заемного правоотношения, а не о том, что соответствующий юридический факт (сделка) имел место, но стороны не достигли соглашения по всем необходимым условиям заемного обязательства, как того требует ст. 432 ГК.

Использование неудачной терминологии приводит к тому, что применительно к договору займа на первый взгляд изменяется последовательность его оценки: сначала он должен быть признан заключенным (на самом деле состоявшимся), и только в этом случае появляется возможность его оценивать в качестве действительной или недействительной сделки. Однако подобная ситуация возможна лишь тогда, когда речь идет об оспаривании договора займа по его безденежности. Во всех иных случаях последовательность оценки договора займа — сначала с точки зрения его действительности (недействительности) как сделки, а затем (при том условии, что договор займа — действительная сделка) с точки зрения согласования сторонами всех существенных условий заемного обязательства для признания договора займа соответственно заключенным или незаключенным, — характерная для консенсуальных договоров, сохраняет свое значение. Во всяком случае, отсутствие предварительной оценки договора займа с точки зрения возможности признания его заключенным (по основаниям иным, нежели безденежность договора займа) никак не может служить препятствием для рассмотрения судом, арбитражным судом спора о признании данного договора (как сделки) недействительным по самым различным основаниям, предусмотренным законодательством. Свидетельством этого являются многочисленные примеры из судебно-арбитражной практики.

Так, индивидуальным предпринимателем Г. (займодавец) был предъявлен иск к другому индивидуальному предпринимателю Б. (заемщик) о взыскании с последнего 62 тыс. руб., составляющих просроченную задолженность по договору займа. Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования займодавца были удовлетворены, постановлением апелляционной инстанции данное решение оставлено без изменений.

В своей кассационной жалобе заемщик просил состоявшиеся по делу судебные акты отменить и в иске отказать, поскольку, по его мнению, договор займа следует считать недействительной сделкой, так как, по утверждению ответчика, он этот договор не подписывал.

При рассмотрении дела в кассационной инстанции было установлено, что по договору займа предпринимателем Г. предоставлен предпринимателю Б. краткосрочный заем на сумму 62 тыс. руб. на срок до 25 февраля 2002 г. В договоре займа имелся пункт, где было указано, что деньги получены заемщиком в момент подписания договора. Данное обстоятельство (получение суммы займа) удостоверялось также расходным ордером займодавца, свидетельствующим о выдаче предпринимателю Б. суммы займа в размере 62 тыс. руб. Более того, в ходе судебного заседания заемщик признал свою подпись на договоре займа.

В постановлении кассационной инстанции об оставлении решения арбитражного суда и постановления апелляционной инстанции без изменения отмечается, что арбитражный суд путем толкования договора займа пришел к правильному выводу о том, что денежные средства действительно были переданы ответчику в момент подписания договора займа, а пункт договора, удостоверяющий получение заемщиком 62 тыс. руб., играет роль расписки последнего. В постановлении специальным образом подчеркивается, что в материалах дела отсутствуют данные о том, что в ходе судебного разбирательства ответчиком заявлялись какие-либо требования об оспаривании договора займа по его безденежности .

См.: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 февраля 2003 г. N А78-1912/02-С1-16/56-ФО2-247/03-С2 // Справочные правовые системы.

По другому делу арбитражный суд удовлетворил иск открытого акционерного общества (ОАО) «Интур-Холдинг Компания» (займодавец) о взыскании с ОАО «Интур-Сокольники» (заемщик) суммы невозвращенных заемных средств и начисленных на них процентов по договору займа от 12 мая 1997 г. При рассмотрении этого дела в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ установил следующее.

Как следовало из материалов дела, между ОАО «Интур-Холдинг Компания» и ОАО «Интур-Сокольники» был заключен договор займа в долларах США на финансирование строительства гостиницы «Сокольники». Срок возврата заемных средств был предусмотрен после приема гостиницы «Сокольники» государственной комиссией. Дополнительным соглашением к договору стороны установили процентную ставку за пользование заемными средствами в размере 20% годовых по срочной задолженности и 25% годовых по просроченной. Срок возврата денежных средств был продлен до 31 декабря 1999 г. Все платежи по договору должны были осуществляться в рублях по курсу Банка России на день платежа. Поскольку ответчиком заемные средства не были возвращены, ОАО «Интур-Холдинг Компания» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика задолженности по договору займа.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что предоставление заемных средств подтверждено актом сверки затрат по финансированию строительства, подписанным обеими сторонами.

Согласно ст. 807 ГК договор займа считается заключенным с момента передачи денежных средств или вещей. Между тем в материалах дела какие-либо документы, свидетельствующие о передаче обществом «Интур-Холдинг Компания» денежных средств заемщику по спорному договору, отсутствовали.

В акте сверки указывалось, что в 1992 г. на основании письма общества «Интур-Сокольники» ему было передано 1999965,32 дол. США, позже платежным поручением от 11 марта 1992 г. обществу перечислено еще 100 тыс. дол. США.

Однако, как выяснилось, ОАО «Интур-Сокольники» было зарегистрировано как юридическое лицо только 2 июня 1992 г., что подтверждалось свидетельством о регистрации, выданным Московской регистрационной палатой.

Из этого следует, что ОАО «Интур-Холдинг Компания» не могло в 1991 — 1992 гг. предоставлять денежные средства ответчику, так как в этот период ОАО «Интур-Сокольники» не существовало в качестве юридического лица.

Поскольку судом не дана надлежащая правовая оценка договору займа, не исследован вопрос о предоставлении заемных средств, вывод суда о подтверждении задолженности ответчика по договору займа был признан ошибочным.

Кроме того, 24 апреля 2002 г. (до принятия решения по данному делу) арбитражным судом по другому делу было вынесено определение о принятии заявления Московского земельного комитета о признании несостоятельным (банкротом) ОАО «Интур-Сокольники» и назначен временный управляющий.

В соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании банкротом имущественные требования к должнику могли быть предъявлены только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного указанным Федеральным законом. Данное обстоятельство также судом учтено не было.

В связи с тем что решение было принято без учета всех обстоятельств дела, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ его отменил и направил дело на новое рассмотрение .

Как и любую другую сделку, суд может признать договор займа недействительным. В ряде случаев это может оказаться выгодным самому заемщику. Однако такой иск может подать не только заемщик, но и иные лица. В зависимости от ситуации это могут сделать либо только те лица, которые прямо названы в законе, либо любое заинтересованное лицо. В результате заемщик может оказаться в сложном положении: ему придется досрочно вернуть полученные в качестве займа денежные средства.

Анализ арбитражной практики показывает, что иногда заимодавцы, чтобы не исполнять свои обязательства по ранее заключенному договору займа, пытаются его признать в суде ничтожной сделкой.

Оспоримая сделка является недействительной только в случае признания ее недействительной судом. До этого времени она порождает все юридические последствия, присущие действительным сделкам (п. 1 ст. 166 ГК РФ). Следовательно, договоры займа как оспоримые сделки могут быть признаны недействительными только в силу оспаривания их в суде. При этом требование о признании договора займа недействительным как оспоримой сделки может быть предъявлено лишь лицами, указанными в Гражданском кодексе РФ, а также в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве). Таким образом, аннулирование договоров займа как оспоримых сделок происходит только по инициативе строго определенных управомоченных лиц.

С 1 сентября 2015 года вступили в силу новые правила об основаниях и о последствиях недействительности сделок. А с 1 июня 2015 года введена новая статья 431.1 Гражданского кодекса РФ о признании договора недействительным.

Как возразить на иск о признании договора недействительным

Первое, что может предпринять заемщик для защиты своих прав, – опровергнуть в суде доводы истца. В частности, показать, что у истца нет права оспаривать сделку или что недочетов, на которые ссылается истец, недостаточно для признания сделки недействительной.

На договор займа в полной мере распространяются общие положения Гражданского кодекса РФ о недействительности сделок. Соответственно, и меры защиты, которые нужно будет предпринять заемщику, чтобы отстоять действительность договора, будут стандартными.

В то же время нужно учитывать, что некоторые основания чаще всего используются для оспаривания именно договора займа. Например, суд может решить, что:

  • заем является притворной сделкой, так как на самом деле прикрывает другой договор – купли-продажи или инвестирования;
  • по договору займа передано имущество, которое не может быть предметом этого договора (например, иностранная валюта или индивидуально определенные вещи).

Кроме того, дополнительные ограничения установлены для отдельных видов юридических лиц. Так, казенные учреждения вообще не имеют права предоставлять и получать займы (п. 10 ст. 161 Бюджетного кодекса РФ, см. также постановление ФАС Московского округа от 25 мая 2010 г. № КГ-А40/5124-10 по делу № А40-167627/09-10-907). А государственные и муниципальные унитарные предприятия могут предоставлять и получать займы только с согласия собственника их имущества (п. 4 ст. 18 и п. 2 ст. 24 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»; далее – Закон № 161-ФЗ).

Вопрос: кто и как может оспорить договор займа, заключенный с унитарным предприятием?

Во-первых, оспорить такой договор может только само это предприятие или собственник его имущества (т. е. Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование). Другие заинтересованные лица (например, кредиторы в рамках дела о банкротстве предприятия) не имеют права предъявить такое требование. Кроме того, суд не вправе по собственной инициативе применить последствия недействительности сделки.

Во-вторых, такой иск можно предъявить в течение всего одного года с того дня, когда истец узнал о том, что сделка заключена с нарушением закона.

В-третьих, суд не может признать договор займа недействительным, если в материалах дела есть доказательства того, что собственник имущества одобрил этот договор (даже если это сделано уже после его заключения).

Такие разъяснения дали высшие судебные инстанции в пункте 9 постановления от 29 апреля 2010 г. Пленума Верховного суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Суды указали, что сделки, совершенные с нарушением Закона № 161-ФЗ, являются оспоримыми, а не ничтожными. Поэтому их может оспорить не каждое заинтересованное лицо и только в рамках укороченного срока исковой давности.

Внимание! Основанием для признания договоров займа недействительными сделками служит в том числе и нарушение при их заключении законодательства о крупных сделках и сделках с заинтересованностью.

Договоры займа, заключенные организациями и подпадающие под признаки крупных сделок либо сделок с заинтересованностью, квалифицируются судебной практикой как оспоримые сделки. Указанные сделки становятся недействительными лишь в силу признания их таковыми судом (постановление ФАС Поволжского округа от 30 июня 2011 г. по делу № А72-6590/2010).

Крупные сделки и сделки с заинтересованностью, заключенные с нарушением установленных законом требований, могут быть признаны недействительными по иску самого общества или акционера (п. 36 постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»»). Договоры займа как крупные сделки и сделки с заинтересованностью могут быть оспорены в суде административным управляющим, внешним управляющим, а также конкурсным управляющим должника (ст. 83, 99, 129 Закона о банкротстве). Основным условием признания судом таких сделок недействительными является несоблюдение порядка их одобрения (постановление ФАС Уральского округа от 14 февраля 2012 г. № Ф09-5280/11 по делу № А60-12126/2011, определение ВАС РФ от 12 марта 2012 г. № ВАС-12054/11).

Независимо от того, по какому основанию суд признал договор займа недействительным, последствия такого решения для заемщика будут одинаковыми.

Последствия признания договора займа недействительным

Недействительный договор не влечет юридических последствий за исключением тех, которые связаны с его недействительностью. Это означает, что фактическое исполнение сторонами сделки, совершенной с нарушением закона, не придает ей юридическую силу и не является основанием для отказа в признании такой сделки недействительной. При недействительности договора каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Если же возвратить полученное в натуре невозможно (в т. ч. тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге), стороны должны возместить стоимость (ст. 167 ГК РФ).

Для договора займа эти общие правила означают следующее. При применении последствий недействительности сделки займа (кредита, коммерческого кредита) сторона, пользовавшаяся заемными средствами, обязана возвратить полученные средства кредитору, а также уплатить проценты за пользование денежными средствами на основании пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ за весь период пользования средствами (п. 29 постановления от 8 октября 1998 г. Пленума Верховного суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»; далее – постановление № 13/14).

Возврату подлежит полученная заемщиком сумма займа за минусом тех денежных средств, которые им были уже уплачены заимодавцу в период действия договора займа. Поэтому в суде заемщик вправе представить документы, которые подтверждают частичное погашение им суммы займа: платежные поручения; расходные кассовые ордера; приходные кассовые ордера; бухгалтерские балансы; журналы регистрации приходных и расходных кассовых ордеров; расписки в получении денежных средств; выписки по расчетным счетам заемщика и заимодавца; кассовые книги; другие документы (постановление ФАС Московского округа от 27 октября 2011 г. по делу № А40-54121/10-29-455).

Документы, подтверждающие полное или частичное погашение суммы займа, нужно представлять в арбитражный суд в подлинниках или надлежащим образом заверенных копиях.

Практика показывает, что к требованиям заимодавца о возврате исполненного по недействительному (ничтожному) договору займа суд может применить правила о возврате неосновательного обогащения (ст. 1103 ГК РФ). То есть при удовлетворении требования, предъявленного заимодавцем о возврате суммы займа и причитающихся процентов по ничтожному договору займа, суд может применить последствия недействительности (ничтожности) сделки или взыскать денежную сумму как неосновательное обогащение без ссылки на статью 167 Гражданского кодекса РФ и без применения двусторонней реституции .

Таким образом, если суд признает договор займа недействительным, заимодавец с применением правил о возврате неосновательного обогащения либо о недействительности сделки вправе взыскать с заемщика сумму займа, которой тот пользовался, а также проценты за пользование чужими денежными средствами за весь период пользования ими.

Пример из практики: суд признал договор займа недействительным и взыскал с заемщика сумму займа в порядке двусторонней реституции

ООО «Р.» (заимодавец) и государственное предприятие «Ц.» (заемщик) подписали договор процентного займа, по условиям которого заимодавец обязался передать в собственность заемщика денежные средства в размере 500 тыс. руб., а заемщик – возвратить долг.

ООО «Р.» перечислило платежным поручением на расчетный счет ЗАО «В.» 500 тыс. руб.

Поскольку денежные средства в установленный срок заемщик не вернул, ООО «Р.» обратилось с иском в суд о взыскании задолженности по договору займа.

Суд первой инстанции признал договор займа недействительным (ничтожным) в силу статьи 168 Гражданского кодекса РФ: не было получено согласие собственника имущества на заключение договора.

При этом суд на основании пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ обязал предприятие вернуть ООО «Р.» сумму займа (500 тыс. руб.). Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение без изменения.

При этом суд кассационной инстанции подчеркнул: к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке применяются правила, предусмотренные главой 60 Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами (подп. 1 ст. 1103 ГК РФ). В связи с изложенным заемщик обязан вернуть полученное по ничтожной сделке (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14 сентября 2007 г. по делу № А43-34681/2006-7-356).

Пример из практики: суд расценил сумму, полученную по недействительному договору займа, в качестве неосновательного обогащения заемщика

ООО «К.» предоставило государственному унитарному предприятию заем.

В рамках дела о банкротстве предприятия суд включил сумму займа и процентов в реестр требований кредиторов. Суд объяснил это недействительностью договора займа, заключенного без согласия собственника имущества на совершение данной сделки.
При этом суд указал: «Поскольку договор от 18.02.2005 ничтожен и иные законные либо договорные основания для получения от заявителя суммы 1 046 783 руб. 88 коп. у предприятия отсутствовали, суд сделал соответствующий статье 1102 ГК РФ вывод о том, что названная сумма является для должника неосновательным обогащением.

В соответствии со статьями 1102, 1107 ГК РФ неосновательно обогатившееся лицо обязано возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество и уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) на сумму денежного обогащения» (постановление ФАС Дальневосточного округа от 28 августа 2009 г. № Ф03-4186/2009 по делу № А24-4306/2007).

В то же время после признания договора недействительным стороны могут заключить специальное соглашение и предусмотреть в нем последствия недействительности сделки, отличающиеся от общих (п. 3 ст. 431.1 ГК РФ). Это возможно, если требование о недействительности заявила сторона договора:

  • который является оспоримой сделкой и
  • исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

После того как стороны заключат это соглашение, общие последствия недействительности сделки будут применяться, если иные последствия не предусмотрены соглашением сторон.

Соглашение не должно затрагивать интересы третьих лиц и нарушать публичные интересы (п. 3 ст. 431.1 ГК РФ).

Как суды применяют правила о неосновательном обогащении

Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, то есть неосновательное обогащение (п. 1 ст. 1102 ГК РФ).

Таким образом, обязательство из неосновательного обогащения возникает, если есть совокупность следующих обстоятельств:

  • возрастание или сбережение имущества на стороне приобретателя;
  • убытки на стороне потерпевшего;
  • убытки потерпевшего, являющиеся источником обогащения приобретателя;
  • отсутствие надлежащего правового основания для наступления таких имущественных последствий.

На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

За какой период подлежат уплате проценты за пользование чужими средствами

На сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (ст. 1107 ГК РФ, п. 26 постановления № 13/14).

Проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок (п. 51 постановления от 1 июля 1996 г. Пленума Верховного суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ»; далее – постановление № 6/8).

В тех случаях, когда денежные средства передаются приобретателю в безналичной форме (путем зачисления их на его банковский счет), следует исходить из того, что приобретатель должен узнать о неосновательном получении средств при представлении ему банком выписки о проведенных по счету операциях или иной информации о движении средств по счету. Если же приобретатель представит доказательства, которые свидетельствуют о невозможности установления факта ошибочного зачисления по переданным ему данным, обязанность уплаты процентов возлагается на него с момента, когда он мог получить сведения об ошибочном получении средств (п. 26 постановления № 13/14).

Пример из практики: суд взыскал с заемщика проценты, предусмотренные статьей 395 Гражданского кодекса РФ, по день фактической уплаты суммы долга

ООО «Т.» обратилось в суд за взысканием 2 700 000 руб., которые были перечислены государственному унитарному предприятию «М.» в счет договора займа от 12 апреля 2004 г., а также процентов по статье 395 Гражданского кодекса РФ по день фактического возврата денежных средств. Исковые требования были основаны на том, что решением суда от 22 сентября 2006 г. договор займа был признан недействительным (ничтожным).

Ответчик полагал, что проценты следует рассчитать только с даты вступления в силу решения о признании договора займа недействительным.

Суд первой инстанции удовлетворил иск.

Суд кассационной инстанции оставил решение в силе и обосновал это следующим.

Суд установил, что денежные средства, перечисленные платежными поручениями, предприятие не вернуло. При этом основания для их получения предприятием отсутствовали.

В связи с этим суд сделал правильный вывод об обоснованности требования о взыскании неосновательного обогащения и правомерно удовлетворил иск. Доводы заявителя жалобы о неправильном определении судом начала течения срока, с которого у него возникло неосновательное обогащение, несостоятельны. В связи с тем что договор займа признан судом ничтожной сделкой, которая недействительна с момента ее заключения, у ответчика не имелось правовых оснований для пользования денежными средствами с момента их перечисления на счет предприятия.

Кроме того, проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору (п. 3 ст. 395 ГК РФ). Таким образом, суд обоснованно, с учетом разъяснений, изложенных в пункте 2 постановления № 13/14, пункте 51 постановления № 6/8, удовлетворил исковые требования о взыскании процентов на основании статьи 395 Гражданского кодекса РФ по день фактической уплаты денежных средств (постановление ФАС Дальневосточного округа от 11 сентября 2007 г. по делу № Ф03-А37/07-1/3336).

Вопрос: в каком размере подлежат уплате должником проценты за пользование чужими средствами?

Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является организация, – в месте ее нахождения средними ставками (опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды) процента банка по вкладам физических лиц. Это правило применяется, если иной размер процентов не установлен законом или договором (п. 1 ст. 395 ГК РФ).

Если соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, то проценты по статье 395 Гражданского кодекса РФ взысканы быть не могут. Иное правило может быть установлено в договоре или следовать из закона (п. 4 ст. 395 ГК РФ).

Суд вправе уменьшить размер процентов, когда их сумма явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Это возможно по заявлению должника (заемщика) (п. 6 ст. 395 ГК РФ, п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – постановление № 81). До принятия постановления № 81 арбитражные суды руководствовались информационным письмом Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 г. № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» и могли снизить размер процентов самостоятельно.

Заявление о явной несоразмерности взыскиваемых процентов последствиям признания договора займа недействительным заемщик может сделать только при рассмотрении судом дела по правилам суда первой инстанции (п. 3 постановления № 81). Апелляционный суд не вправе снизить размер взыскиваемых процентов, если соответствующее заявление заемщиком не было сделано при рассмотрении спора в арбитражном суде первой инстанции.

Как убедить суд в том, что договор займа не был заключен

Итак, если суд все же признал договор займа недействительным, он взыщет с заемщика полученную сумму. В такой ситуации у заемщика остается еще один способ защитить свои права от действий недобросовестного заимодавца. Если удастся доказать, что в действительности заимодавец не передал заемщику предмет займа, суд признает договор незаключенным по причине его безденежности.

Факт неполучения от заимодавца денежных средств заемщик может подтверждать с помощью предусмотренных действующим законодательством доказательств. Заемщик может подтверждать обстоятельства дела заключениями экспертизы, преддоговорной перепиской, указанием на ошибки, несостыковки и противоречия в доказательствах заимодавца, свидетельскими показаниями и т. д.

Например, заемщик может доказывать следующее:

  • из платежных поручений следует, что платежи по ним осуществлялись третьими лицами, не являющимися сторонами по спорному договору, и во исполнение обязательств иных гражданско-правовых сделок;
  • в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие реальную передачу предмета займа;
  • заимодавец нарушил порядок оформления передачи заемных средств, и это свидетельствует о безденежности займа и т. д. (см., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 мая 2011 г. по делу № А10-2407/2010).

Внимание! Если договор займа должен быть заключен в письменной форме, но это требование стороны не выполнили, то его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается.

Из этого правила есть исключение. Договор займа можно оспорить с использованием свидетельских показаний, если он был заключен (ст. 812 ГК РФ):

  • под влиянием обмана, насилия, угрозы;
  • в силу злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем;
  • вследствие стечения тяжелых обстоятельств.

Следовательно, при наличии таких обстоятельств заемщик может использовать свидетельские показания, даже если стороны нарушили письменную форму договора займа.

Таким образом, если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности суд установит, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа будет считаться незаключенным. А договор одновременно и ничтожным, и незаключенным быть не может (постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 октября 2000 г. № А05-2327/00-5/22).

Совет: в се доказательства, которые представлены заимодавцем, заемщик может оспаривать, вызывая сомнения в правоте заимодавца. Каждое обстоятельство необходимо трактовать в свою пользу.

Чем больше будет сомнений в обоснованности доказательств, представленных заимодавцем, тем скорее суд встанет на сторону заемщика.

Договор займа можно признать недействительным по одному из общих оснований для недействительности сделок. Например, он может быть признан кабальной сделкой, если заемщик в силу тяжелых обстоятельств согласился на заем под чрезмерно высокий процент. Специальных оснований недействительности договора займа нет.

Чтобы признать договор займа недействительным, нужно подать иск в суд. Особенностей процедуры признания недействительным для этого договора не предусмотрено.

Если договор недействителен, по общему правилу заемщик должен вернуть сумму займа. Однако возможны и иные последствия. Например, суд может обязать заимодавца вернуть заемщику часть уплаченных процентов.

Основания для признания договор займа недействительным

Специальные основания недействительности договора займа законом не предусмотрены. Такой договор может быть признан недействительным по общим основаниям недействительности сделок.

В частности, можно потребовать признать договор недействительным, если:

  • процентная ставка по нему значительно превышает среднерыночную по аналогичным договорам. Такой договор будет считаться кабальным, если заемщик был вынужден совершить сделку на таких крайне невыгодных условиях из-за тяжелых обстоятельств, чем воспользовалась другая сторона (п. 3 ст. 179 ГК РФ, п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162);
  • он является крупной сделкой для ООО, но совершен без необходимого согласия (п. 4 ст. 46 Закона об ООО, ст. 173.1 ГК РФ).
  • Учтите, что суд, скорее всего, откажет заемщику, который потребует признать договор недействительным после предъявления к нему иска о взыскании задолженности, если его действия давали заимодавцу основания полагаться на действительность договора. Такое поведение суд может расценить как злоупотребление правом (Определение Верховного Суда РФ от 02.06.2015 N 66-КГ15-5). Право, которым злоупотребили, защите не подлежит (п. 2 ст. 10 ГК РФ).
Порядок признания договора займа признается недействительным

Для признания договора займа недействительным нужно подать иск в суд.

В зависимости от основания руководствуйтесь правилами признания недействительными ничтожных или оспоримых сделок.

Последствия признания договора займа недействительным

Если договор займа недействителен, правовые последствия по нему не возникают, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

По общему правилу последствием недействительности сделки является возврат сторонами всего полученного по ней (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Однако есть особенности в части применения последствий недействительности договора займа для каждой из сторон.

Последствия признания договора недействительным для заемщика

Заемщик должен вернуть заимодавцу сумму займа.

Однако заемщик по договору получает не только деньги, но и возможность пользоваться ими определенное время. Эту часть полученного вернуть в натуре невозможно. Поэтому заемщик должен возместить стоимость пользования (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Такая компенсация производится по правилам ст. 395 ГК РФ, т.е. в виде уплаты процентов по ключевой ставке Банка России (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 11.07.2016 N Ф06-9670/2016).

По такой же ставке проценты начисляются и в случае, если суд признает, что переданные по недействительному договору деньги являются неосновательным обогащением заемщика (п. 1 ст. 1102, п. 2 ст. 1107 ГК РФ, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.08.2015 N Ф05-8546/2015).

Если заемщик требует признать недействительным оспоримый договор процентного займа, суд с учетом обстоятельств дела может прекратить договор на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК РФ). В этом случае проценты начисляются следующим образом (п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998):

  • до момента вступления в силу решения суда о признании договора недействительным — по установленной договором ставке;
  • после вступления в силу решения суда — по ключевой ставке Банка России (п. 2 ст. 1107, п. 1 ст. 395 ГК РФ).
Последствия признания договора недействительным для заимодавца

Обычно после признания договора недействительным заимодавца не обязывают вернуть все полученные проценты. Это связано с тем, что заемщик в любом случае обязан оплатить пользование суммой займа (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Однако суд может признать неосновательным обогащением заимодавца разницу между суммой, уплаченной по договорной ставке, и суммой процентов, рассчитанной по ключевой ставке (п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998). В этом случае заимодавец должен будет вернуть заемщику переплату (п. 1 ст. 1102 ГК РФ).

Источники: http://uristinfo.net/dogovornoe-pravo/97-dogovornoe-zaem-kredit-faktoring-kn5-t1/2401-8-nedejstvitel, http://nalogobzor.info/publ/dogovornoe_pravo/finansovye_uslugi/kakie_posledstvija_dlja_zaemshhika_vlechet_priznanie_dogovora_zajma_nedejstvitelnym/80-1-0-1955, http://advokat15ak.ru/как-признать-договор-займа-недействи/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *